Девятый круг ада для одноразовых

Девятый круг ада для одноразовых

Девятый круг ада для одноразовых

 

«Чтобы выиграть сражение во время войны, могут понадобиться сотни тысяч красноармейцев; а для того, чтобы провалить этот выигрыш на фронте, достаточно подрывных действий всего нескольких шпионов». Эта мысль Сталина из знаменитого романа «В августе 44-го» невольно приходит в голову все последние дни, после громкого ареста помощника полпреда по Уральскому федеральному округу.

Этому человеку, Александру Воробьеву, сегодня предъявлено обвинение в государственной измене. Теперь его водят на суд в зеленой маске, как прокаженного.

Пишут, у него нашли при обыске паспорт гражданина Польши и шпионскую аппаратуру. Пишут также, что у него особняк в Гданьске и пара квартир в Варшаве, и что недавно свою квартиру в родном Гусеве Калининградской области он выставил на продажу за два миллиона рублей. Может, готовился бежать.

Сегодня этому человеку предъявили официальное обвинение. Суда пока не было, но множество вопросов есть уже сейчас. Какую информацию и кому именно он сливал? Кто ему помогал и способствовал? Какой ущерб он сумел нанести? Как вообще такое произошло? Почему этот человек не один год занимал ответственные посты? Что это вообще было?

Все говорят о «национализации российских элит», а тут такое.

Мы помним, что в советское время шпиономания доходила до абсурда. Плакаты «Не болтай!» висели над головой едва ли не у каждого вахтера. Все подряд засекречивали – даже то, что американцы и так видели со своих спутников. В газетах запрещали писать про любые неприятности, чтобы враг не радовался нашим проблемам. Бывали и еще более мрачные времена – когда массово арестовывали ни в чем не повинных людей, безо всяких доказательств клеймили их как «английских» ли «японских» шпионов и отправляли в лагеря.

Но вот в чем парадокс – даже обиженные советской властью люди редко предавали страну! Даже сидевшие в лагерях воспринимали дело так: конечно, страна не права, нас несправедливо посадили, но это все равно наша страна. Поэтому из лагерей во время войны множество людей добровольно уходило воевать в штрафбаты, и сражались они очень стойко. Они могли ненавидеть советскую власть – но не могли предать Родину. Многие русские люди, бежавшие от революции в Париж, и там оставались верны России. Несмотря на свою ненависть к большевикам, они не переходили на службу к немцам.

Иначе говоря, предательство не свойственно русскому человеку. Как говорил еще Бенкендорф, русский чиновник скорее пропьет казенное имущество или будет каждый божий день собирать взятки, но Родину не продаст. Презрение к предательству – в крови русского человека. И между позором и смертью на Руси всегда выбирали смерть.

Во все времена к предателям так и относились – как к мрази, как к одноразовым людям. В «Божественной комедии» Данте предателей отправляют в самый последний, самый нижний – девятый – круг ада. Даже те, кто вербовал предателей, всегда презирали их. Сейчас на Западе спрятались и доживают свой век некоторые перебежчики – скрипали, суворовы-резуны, гордиевские, потеевы. Я не призываю их истреблять, конечно. Как говорил Путин, их собственная душа должна в конце концов осудить таких людей самым страшным судом.

Замечу в скобках, что мы, конечно, столкнулись с массовым предательством на самом высоком уровне – в последние годы СССР колоссальный удар по нашей стране нанесли ее собственные руководители. Михаил Горбачев в 1990-м получил звание «лучший немец года», хотя больше ему бы подошло звание «худший русский столетия». Не говоря про остальных, уничтоживших целые отрасли экономики, ставших виновниками гибели десятков тысяч людей и появления миллионов беженцев. Добытое ценой огромных усилий наших предков было в один момент разбазарено, страна понесла гигантские потери. Не знаю, сделали они это по велению сердца или по приказу из-за рубежа, но это было именно предательство.

Конечно, в том числе благодаря краху СССР мы живем сегодня совсем в другой атмосфере. Плакаты «Не болтай» давно сняты со стен. Мы решили, что вступили в общество цивилизованных стран, где все ведут себя пристойно и откровенно, где нет взаимного шпионажа – и нет никаких поводов подозревать соседа в предательстве. Мы свободно ездим за границу, по нашим улицам толпами ходят иностранные туристы. Пользуемся интернетом без малейших ограничений. И нам кажется, что предатели Родины – это что-то из прошлого или голливудских боевиков. Что-то, что не имеет отношения к нашей ежедневной реальной жизни. Мы слишком расслабились.

В этом смысле арест Воробьева – событие, которое должно нас несколько отрезвить. Отличный повод вылечиться от излишней наивности. Пока мы строили гораздо более открытое Западу общество, западные спецслужбы продолжали работать. В том числе – искать и вербовать среди нас предателей. Не случайно еще этой зимой в прессе появились данные о том, что в высших слоях нашей бюрократии сохранилась западная агентура, завербованная еще в последние годы Советского Союза. А бюджет американских разведывательных структур больше, чем финансирование всех российских силовых органов – тоже, кстати, вполне немаленькое.

Я не призываю опять начинать кампанию шпиономании – как в советское время, искать предателя под каждым кустом. Но то, что российская контрразведка уже предпринимает важные меры по борьбе со шпионами и предателями, для меня очевидно. И правильно делает.

Потому что в таких случаях мне снова вспоминаются слова Сталина из легендарного романа «В августе 44-го»: «Из всех возможных экономий самая дорогостоящая и опасная для государства – это экономия на борьбе со шпионажем».

А значит – и на борьбе с предателями.

Андрей Колесник

: vz.ru