Фемида обновления не терпит?

—>

Фемида обновления не терпит?

Осенью Россию ожидают серьезные перемены в судопроизводстве: оспорить решения местных судов можно будет в экстерриториальных. Реформа, уверял глава Верховного суда, повысит независимость и объективность судей. Но, похоже, истинный мотив – не реальное правосудие, а кадровая «чехарда», видимо, устраивающая Вячеслава Лебедева.

Масштабная реформа российской судебной системы, похоже, свершилась по-тихому, нас теперь просто поставили перед фактом. И вот уже с октября в России заработают новые кассационные и апелляционные суды общей юрисдикции, когда пересматривать решения, вынесенные в одном регионе, будет не президиум областного суда (как сейчас), а другие суды, в большинстве случаев находящиеся совсем в другом субъекте РФ.

По сути 9 окружных кассационных судов общей юрисдикции (в Москве, Санкт-Петербурге, Краснодаре, Пятигорске, Саратове, Самаре, Челябинске, Кемерово и Владивостоке) станут вышестоящей инстанцией для действующих на территории подведомственных округов федеральных судов, а еще 5 апелляционных (в Москве, Санкт-Петербурге, Сочи, Нижнем Новгороде и Новосибирске) будут пересматривать решения, вынесенные облсудами по первой инстанции.

Кроме того, кассация впервые станет «сплошной». Сейчас суды рассматривают такие обращения выборочно, причем чаще всего просто отмахиваются от них. По статистике Судебного департамента, в кассационную инстанцию передается лишь около 2,5% поступающих жалоб.

Закон суров не для ВС

Напомним, о создании новых судебных округов глава Верховного суда говорил еще в ноябре 2016 года. Вячеслав Лебедев обещал, что перенос границ подведомственности дел из региона в регион сделает процедуру проверки судебных решений более качественной. Ведь при сложившемся порядке судопроизводства местные и хорошо знакомые друг с другом судьи фактически перепроверяют сами себя. То есть вначале региональный суд рассматривает апелляционную жалобу (на решение районного или городского), а затем президиум того же суда (та же команда судей) изучает решение в качестве кассационной инстанции. В итоге процент удовлетворенных кассационных жалоб скатился до 1% (2227 из 212137) в 2017 году.

Правда, впоследствии выяснилось, что пионером реформы, предусматривающей улучшение качества судейских кадров, был тогдашний глава Центра стратегических разработок Алексей Кудрин. «Без независимого и предсказуемого суда улучшение делового климата невозможно», — говорилось в докладе ЦСР, анализировавшем причины провала стратегий развития сначала до 2010, а затем и до 2020 года. А журналисты «Новой газеты» сообщали о том, что за время правления вросшего в кресло главы ВС Вячеслава Лебедева российские суды окончательно превратились в «конвейеры по производству узников», ежегодно штампующие десятки тысяч написанных как под копирку приговоров.

Специалисты предлагали прежде всего ограничить полномочия председателей судов, создать независимый центр подготовки судей и упростить процедуру перемещения судьи внутри системы – все это действительно могло бы сработать на эффективность чрезвычайно неповоротливой третьей ветви власти.

«Новые кассационные и апелляционные суды общей юрисдикции, организованные по экстерриториальному принципу, безусловно, можно только приветствовать, — заявил «Веку» первый зампредседателя Комиссии по общественному контролю ОП РФ Артем Кирьянов. — Это шаг в правильном направлении, который предполагает большую степень свободы судей от административного давления, от обстоятельств «местного характера».

Но итоговая версия реформы оказалась изрядно отредактированной компромиссом между чиновниками, экспертами и судейскими. «Верховному суду удалось пролоббировать создание в рамках реформы кассационных судов, обеспечивших более жесткую вертикаль судебной власти, но вот когда дело дошло до обеспечения большей независимости судей, дело застопорилось», — сообщает интернет-журнал The New Times.

Предложения ЦСР, по сути, просто не вошли в программу ВС, хотя, помнится, об ограничении срока полномочий председателей судов и освобождении их от административных функций говорил даже президент. «Очевидно, что это позволило бы повысить качество рассмотрения дел, объективность и независимость судей, снизить коррупционные риски и, конечно, разгрузить руководителей судов от несвойственных им хозяйственных функций, — заявил Владимир Путин в конце января 2018 года.

Кстати, он же недавно призывал «не навредить» и «не размахивать шашкой», проводя реформу судебной системы. «Можно ведь так трансформировать, скажем, правоохранительную сферу, что не порадуемся тому, что начинали с самыми лучшими намерениями, — отметил глава государства на недавней встрече с выпускниками второго потока программы развития кадрового управленческого резерва ВШГУ РАНХиГС. – Надо (к любым реформам) подходить профессионально, без лозунгов. А если уж и делать какие-то операции, то искусно, с помощью скальпеля или лучше медикаментозными средствами работать. Так, чтобы без революции, а эволюционным путем двигаться».

Главные достойны пожизненного?

Видимо, Вячеслав Лебедев слова президента понял как-то слишком самостийно, если спустя два года после доклада ЦСР тот же Алексей Кудрин подвел неутешительные итоги запускаемой судебной реформы – выполнить то, о чем так долго говорили, удалось от силы на треть. Так, например, еще одно предложение экспертов – по повышению автономии судей от правоохранительной системы – оказалось невостребованным.

Да и процесс отбора судей в «новые» суды более независимым не стал, пойдя по традиционной схеме. Должности председателей заняли старые «проверенные» руководители из регионов. «Фактически они просто получили повышение за выслугу лет, а самые заслуженные — еще и возможность поработать подольше, — продолжает TNT. — Если предельный для обычного судьи возраст составляет 70 лет, то для председателей новых кассационных инстанций судов он увеличен до 76».

Напомним, согласно ст. 11 ФЗ «О статусе судей в России» предельный возраст пребывания в должности судьи — 70 лет. Однако в мае 2012 года (и по нежданному ли совпадению за три месяца до 69-летия Вячеслава Лебедева?) для вышестоящих людей в мантиях этот возрастной ценз был снят. Мотивировка — необходимость стабильности и эффективного функционирования судебной системы. В итоге — ни стабильности, ни эффективности.

«Лебедев — бессменный председатель Верховного суда Российской федерации с 1999 года, — напоминает канал YouTube «Правосудие России». — Ни одного позитивного изменения в судебной системе при нем не наблюдается. Скорее, наоборот. Своими действиями Вячеслав Михайлович наносит вред и имиджевые потери не только судебной вертикали, но властям России в целом, подставляет их. Ведь наверх Лебедев рапортует о том, что все хорошо и, естественно, реформа идет полным ходом. Россия сейчас переживает не лучшие времена. А на кого в такой ситуации работает Лебедев, который развел коррупцию и в Верховном суде, и в судебном департаменте? Явно не в интересах страны».

«Реформа» — рокировка

«Критики реформы, конечно, скажут о ее реализации далеко не в полном объеме от задуманного. Однако, надо понимать, что в любом государстве судебная система является наиболее консервативным элементом власти, — продолжает Кирьянов. — В этом смысле не удивительно, что многие вещи еще только предстоит сделать.

На мой взгляд, главной и самой серьезной проблемой судебной системы в России является кадровая — начиная от того, как люди становятся судьями, и заканчивая профессиональной подготовкой судей, особенно мировых и первой инстанции. Кадровая проблема судов — в том числе и следствие общего кадрового кризиса страны. Сегодня в России нельзя выделить профиль будущего судьи со студенческой скамьи и вести этого отличника до мантии усилиями государства, что было бы в целом правильно. Сегодня суд не пополняется за счет адвокатов — то есть имеющих несколько иную позицию по отношению к обвинению специалистов. А именно состязательности в процессе нам очень не хватает. Как представитель общественности не могу не сказать и о необходимости общественного контроля деятельности судей. В этом отношении надо выйти за пределы работы квалификационных коллегий. Речь, безусловно, не идет о прямом вмешательстве в процесс, но ретроспективная оценка правосудности продуктов судейского труда, общественная экспертиза могли бы стать элементом профилактики коррупции», — заключает юрист.

Но если и хотели, как лучше, все равно получилось, как всегда. «Политические Telegram-каналы отмечают, что первые места в «реформе» занимают конфиденты Лебедева, — пишут «Аргументы недели». — Так, одну из наиболее важных Вторую кассацию, которая будет рассматривать дела из Москвы и ближайших к столице регионов, возглавит Анатолий Бондар, начинавший свою карьеру в органах прокуратуры в печально знаменитой станице Кущевская. В 2011 году Бондар стал председателем Нижегородского областного суда, ни дня не проработав в судебной системе, имея профессиональный опыт в виде рассмотрения 13 дел об административных правонарушениях».

По данным газеты, при годовом доходе в 7,5 млн. рублей семья одиозного судьи держит на банковских счетах около 400 млн., однако это не помешало высшей квалификационной коллегии судей (ВККС) утвердить его главой ключевой во всех отношениях кассации. «Может быть, потому, что в свое время именно под его руководством был проведен процесс отбора кандидатов в объединенный Верховный суд, — предполагают «АН». — Проведен так, что в процессе отсеялась большая часть судей Высшего Арбитражного суда, который формально сливали с Верховным, но по сути просто ликвидировали».

Первый кассационный суд в Саратове возглавил Николай Подкопаев – бывший председатель Волгоградского облсуда. Главой третьей кассации в Санкт-Петербурге стал бывший сочинский судья, а ныне председатель Мособлсуда Василий Волошин.

С четвертой кассацией главе ВС, видимо, пришлось понервничать – президентская комиссия по кадрам «завернула» рекомендованного начальством председателя Краснодарского облсуда Дмитрия Чернова. Вполне вероятно, предполагают некоторые, ему припомнили громкий скандал с «золотой судьей» Еленой Хахалевой, потрясшей всю страну ценником в $2 млн., выложенных за свадьбу дочери. В итоге четвертый суд возглавил экс-глава Арбитражного суда СКФО Алексей Шишкин.

Ну, а новоявленные председатели, как это обычно получается, стали подтягивать в свою команду своих же, «проверенных». По слухам, на работу в Москву под крыло Анатолия Бондара уже засобирались более двух десятков нижегородский судей. Массовая миграция людей в мантиях замечена и в других регионах.

«Новые» суды со старым руководителем?

«Давно известно, что любая реформа бюрократического аппарата ведет только к его увеличению, — пояснил «Веку» директор Института современного государственного развития Дмитрий Солонников. – Собственно, именно это мы и видим на примере внедрения новой схемы судопроизводства в России. Ни одна структура управления со сложившимися традициями, устоявшимися кадрами и накрепко вписанная во взаимодействие со всей системой властной вертикали не будет добровольно изменяться и что-то в себе радикально перестраивать. Всех все устраивает.

Отдельные критические замечания и предложения по реформированию всегда будут спускаться на исполнение в рамках существующих процедур, исполнителями которых будут действующие органы этой же самой структуры управления, — продолжает политолог. — Исключительно во благо себе любимому и своим руководителям персонально данные реформы и будут переформатированы. И Вячеслав Лебедев здесь не выступает каким-то оригинальным демиургом. Запущенная изнутри реформа любой другой консервативной бюрократической системы страны привела бы (и приводила) к таким же точно последствиям».

Реальная реформа возможна только извне, и когда новая структура управления строится не внутри старой – реформируемой, говорит Солонников. А сначала параллельно ей, с новыми кадрами и новой миссией, а потом уже происходит перехватывание полномочий. Иначе это очередное переименование милиции в полицию, когда перемен никто и не заметил.

«Но такой ход очень рискованный и может начать реализовываться только в крайних условиях, когда на кону выбор: жизнь или смерть всей властной вертикали. Или, в худшем случае, после уничтожения старой системы управления, не справившейся со стоящими перед ней вызовами. Но до этого дело в стране еще явно не дошло, — отмечает политолог. — А призывы что-то поменять, ничего не меняя (как говорил классик), – это действительно или политический пиар, или попытка выстроить новую кадровую лестницу под известных заинтересантов. К реальной реформе данные действия отношения не имеют, какими бы оправданиями они не сопровождались. Так что принципиально эти игры для себя любимых мало кто из простых граждан страны заметит, да не для них они и затеваются».

К слову, так или иначе поминая в своих сообщениях Вячеслава Лебедева, «Футляр от виолончели» — канал блокируемого в РФ Telegram неизменно называет его «торгующим решениями Верховного суда». «Усилиями Вячеслава Лебедева создается система, при которой региональные элиты, ранее решавшие свои вопросы на уровне областных судов, будут вынуждены обращаться напрямую к председателю Верховного суда либо его ближнему окружению», — вторят «Аргументы недели».

«Сливы» в соцсетях, конечно, говорят о том, что фигурой Вячеслава Лебедева вроде бы заинтересовались правоохранительные органы. Накануне транзита власти Кремлю вряд ли нужны новые скандалы и клановые усиления каких-бы то ни было «вертикалей». А главный судья страны, похоже, под видом «реформы» решил заняться чем-то подобным.

«Он давно раздражает силовиков… Требования обратить внимание на деятельность Лебедева не раз звучали и со стороны представителей судейского корпуса: при нем судебная система России окончательно превратилась в карательную — всего 0,3% оправдательных приговоров, — отмечает telegram-канал «Бойлерная». — Почему чекисты решили заняться фигурой Лебедева именно сейчас, пока сказать трудно. Возможно, принято политическое решение: на фоне снижения рейтингов власти отвлечь внимание электората громким коррупционным скандалом по аналогии с делом Улюкаева. Ясно одно: Вячеслав Лебедев имеет все шансы стать одной из самых скандальных фигур 2019 года».