Ходорковский сплясал на детских костях

Ходорковский сплясал на детских костях

Когда ребенка используют в качестве повода для провокации — это ужасно. Когда это мертвый ребенок — это ужасно вдвойне. История с «Маршем материнского гнева», который прошел сегодня в нескольких российских городах, включая Питер и Москву, очень показателен. Это буквально наглядное пособие, как оппозиция использует смерть детей в своих корыстных целях.

Но давайте вкратце объясню ситуацию. Как известно, сотрудница «Открытой России» Анастасия Шевченко задержана в связи с признанием организации нежелательной на территории РФ. В то время, пока шел судебный процесс, дочь Анастасии находилась в больнице. 31 января ее перевели в реанимацию. После оформления соответствующих документов мать отпустили к дочери на три дня, но уже вечером девочка умерла.

Один из организаторов «Марша материнского гнева», само собой, сама «Открытая Россия» Ходорковского. Однако, учитывая кричащее название мероприятие и жесткий анонс, олигарх попросту использовал смерть ребенка для его проведения. Более того, он так прямо и обвинил власти в смерти малышки. Мол, Шевченко не пустили к дочери, хотя это не так.

Кроме того, марш не был согласован, вследствие чего были задержания. И далее: если внимательно посмотреть на участников марша — матерей там почти не было от слова «совсем». Вместо них — провокаторы, затевавшие драки с правоохранителями. Да и сама тематика марша привлекла внимание малочисленной публики. В Москве было около 150 человек, а в Питере в три раза меньше.

Возможно, Миша Ходорковский перепутал 90-е и наши дня. Тогда убийства сходили ему с рук. Сейчас же он использует в политических целях смерть детей. Унизительная и бесчеловечная акция. Сам марш — очередной повод заявить о себе, бросить вызов «системе», но только не лично, а через левых людей. Сам же Ходорковский никуда из своей лондонской квартиры так и не вышел, конечно.