Как Сибирь может спасти мир от экологической катастрофы

Как Сибирь может спасти мир от экологической катастрофы

Последние двадцать лет директор Северо-Восточной научной станции эколог Сергей Зимов с командой энтузиастов бьют тревогу о потенциальных угрозах человечеству, таящихся в вечной мерзлоте.

Переехав в Якутию ещё в 80-х, Зимов создал исследовательский центр вечной мерзлоты — уникальный Плейстоценовый парк. Остановить потепление, по мнению Зимова, поможет воссоздание экосистемы, существовавшей здесь тысячелетия назад. Strelka Mag рассказали, как это можно сделать.В то время как активисты экологического движения Extinction Rebellion требуют от властей немедленных действий из-за обострения экологического кризиса, а школьники со всех континентов, вдохновлённые идеями 16-летней Греты Тунберг, выдвинутойна Нобелевскую премию мира, выходят на зелёные демонстрации, команда Сергея Зимова кажется почти незаметной.Тем временем они проводят эксперимент, развивая Плейстоценовый парк в Якутии. Чтобы добраться до ближайшего к парку аэропорта, из Якутска нужно лететь ещё около четырёх часов. Зимов переехал туда вместе с семьёй в конце 1980-х годов. Большую часть организационных вопросов, связанных с работой парка, сейчас решает сын 63-летнего Зимова, Никита.Вместе они пытаются заселить небольшое пастбище крупными млекопитающими, пережившими ледниковый период. Это поможет вернуть земли к состоянию, в котором они были десять тысяч лет назад, ещё до последнего оледенения. Так пастбища могли бы оказать охлаждающий эффект на климат и спасти планету от крупных выбросов метана, скрытых в вечной мерзлоте.

«БОМБА ЗАМЕДЛЕННОГО ДЕЙСТВИЯ ПОД ТУНДРОЙ»

Расположенный на северо-востоке Якутии в тридцати километрах к югу от посёлка Черский заказник — тестовый полигон для проекта футуристического масштабного геоинжиниринга. Там Сергей Зимов пытается повернуть трансформацию экосистемы, произошедшую 10 тысяч лет назад, вспять.Зимов, чьи статьи не раз публиковались самыми авторитетными международными научными изданиями, например Science и Nature, уверен, что под тайгой закопана бомба замедленного действия из углерода. Обезопасить человечество от её активации поможет только увеличение численности и искусственная поддержка высокой плотности животных в Сибири. Это приведёт к изменению растительности и установлению травяных сообществ, а в итоге поможет воссоздать экосистему мамонтовых тундростепей, напоминающую современную саванну экваториальной Африки.Известно, что во времена последнего оледенения пейзажи, подобные африканским саваннам, существовали на больших территориях Северного полушария. Эти шаги по трансформации сибирских арктических экосистем, по мнению Зимина, необходимы для того, чтобы предотвратить масштабный выброс метана в атмосферу. Он образуется в результате таяния вечной мерзлоты.

ЧЕМ ОПАСНА МЕРЗЛОТА

Климат — одна из важнейших статей расходов ведущих экономик мира, на которую тратятся сотни триллионов долларов. Парижский протокол предписывает сокращение выбросов углерода как минимум на четверть, но исследования сибирских учёных доказывают, что выбросы индустриального газа — не самая большая проблема, и планете грозят новые катаклизмы. Главную опасность, судя по всему, будет представлять именно мерзлота, которая грозит оказаться совсем не вечной.Мерзлота и особенно её особый вид — едома, вязкая смесь из земли и льда, напоминающая по структуре болото, — один из крупнейших резервуаров органического углерода в мире. Наиболее богатая органикой вечная мерзлота расположена в районе Колымо-Индигирской низменности, но даже в этом регионе с потеплением климата растёт температура, и уже сейчас в ряде регионов в Арктике наблюдается локальное таяние почв. При таянии мерзлоты микробы быстро трансформируют оттаявшее органическое вещество в парниковые газы.«На моих глазах за последние 20 лет во многих местах бывшей мерзлоты возникли новые озёра. В Арктике теплеет быстрее, чем в Подмосковье, — говорит Зимов. — Во многих местах мерзлота не промерзает за всю зиму, и много где образовались талые зоны. И это на самом севере самого холодного региона страны! Эмиссия газов при таянии мерзлоты будет больше, чем от всех заводов, до четверти этих газов будет составлять метан, и эффект по климату будет в пять раз сильнее, чем от всей мировой индустрии».

КАК ЖИВОТНЫЕ МОГУТ ПОНИЗИТЬ ТЕМПЕРАТУРУ ЭКОСИСТЕМЫ

В настоящий момент температура мерзлоты примерно на пять градусов выше, чем среднегодовая температура воздуха. Эта разница связана с формированием зимой толстого снежного покрова, укрывающего почву и предотвращающего глубокое промерзание. Однако в пастбищных экосистемах животные зимой утаптывают снег в поисках пищи. При этом снег теряет свои теплоизолирующие свойства, и почвы промерзают гораздо сильнее зимой. Таким образом, мерзлота защищается от таяния.Расселённые в Плейстоценовом парке якутские лошади, северные олени, лоси, овцы, овцебыки, яки, зубры, росомахи и маралы, по словам Зимова, «не просто кушают, но и постоянно охлаждают мерзлоту, это их профессиональное хобби». Таким образом, животные могут понизить температуру на четыре градуса, продлевая жизнь экосистемы как минимум на 100 лет.Сложно представить, но мамонтовые прерии Сибири в эпоху плейстоцена буквально кишели животными. На пастбищах с высокими сочными травами паслись десятки видов зверей. На сравнительно небольшом участке одновременно уживались один мамонт, пять бизонов, шесть лошадей, десять оленей и половина льва. В 2006 году Правительство Республики Саха и компания «Алроса» помогли обеспечить перевозку в Плейстоценовый парк тридцати молодых лесных бизонов, подаренных правительством Канады, но в другой парк — «Ленские столбы». Недавно Зимову удалось расселить по всему заказнику яков, что стало событием, которого не было в Арктике как минимум 14 тысяч лет. С помощью платформ для краудфандинга к весне 2018 года они собрали около 118 тысяч долларов, чтобы доставить в Якутию бизонов с Аляски.Для создания сбалансированного саморегулирующегося биоценоза в Плейстоценовом парке Зимов планирует развести там амурских тигров, в дополнение к уже имеющимся волкам и медведям. Это необходимо, поскольку в отсутствие своих естественных врагов, тигров и львов, чрезмерно расплодившиеся волки становятся угрозой для копытных. Команда Зимова рассматривает и возможность разведения в парке африканских львов, которые, вопреки распространённому мнению, не боятся холода и могут заменить уничтоженных животных ледникового периода.Зимов всерьёз рассматривает и возможность клонирования мамонтов. Поскольку в вечной мерзлоте сохранились целые туши гигантских животных ледникового периода, в будущем предположительно будет возможно восстановить недавно вымершие виды, чьи останки содержат генетический материал. Например, утраченных сейчас шерстистых носорогов и мамонтов, которых на одном только крайнем северо-востоке Сибири насчитывалось от 40 до 60 тысяч голов. Зимина поддерживает один из главных идеологов возвращения мамонтов — учёный из Гарварда Джордж Черч. Но пока учёный видит свою миссию в подготовке экосистемы для их расселения и привлечения внимания к потенциальной экологической угрозе как российских властей, так и международной общественности, не готовых принять тот факт, что Россия способна оказывать влияние на глобальный климат.Переосмысление безжизненных территорий Севера — одна из тем, которой касаются в своих проектах студенты образовательной программы Института «Стрелка» The New Normal. Так, по мотивам экспедиции на Урал студенты сняли фильм «ХОРОВОД» о том, как наше восприятие таких территорий может изменить их будущее. Посмотреть эту и еще шесть короткометражек, созданных студентами программы, можно на сайте.