РЕШИТ ЛИ ПРОБЛЕМЫ УКРАИНЫ «НОВЫЙ МОЩНЫЙ РУССКОЯЗЫЧНЫЙ КАНАЛ» ВЛАДИМИРА ЗЕЛЕНСКОГО

РЕШИТ ЛИ ПРОБЛЕМЫ УКРАИНЫ «НОВЫЙ МОЩНЫЙ РУССКОЯЗЫЧНЫЙ КАНАЛ» ВЛАДИМИРА ЗЕЛЕНСКОГО

РЕШИТ ЛИ ПРОБЛЕМЫ УКРАИНЫ «НОВЫЙ МОЩНЫЙ РУССКОЯЗЫЧНЫЙ КАНАЛ» ВЛАДИМИРА ЗЕЛЕНСКОГО

 

«Мы будем делать очень мощную информационную войну, чтобы закончить огонь в Донбассе» — это первое, что сказал Зеленский по поводу Донбасса после своей фактической победы на выборах, а сама эта идея-фикс проходила красной нитью через всю его избирательную кампанию. Давайте попробуем разобраться, что же означает эта «война» для жителей Донецкого региона, какова её цель и, главное, каким может быть её результат?

Что она означает, рассказал сам Зеленский в одном из своих более ранних интервью: «Люди, которые живут на оккупированной территории Донецка и Луганска, должны вернуться в поле понимания, что они украинцы. Нужно сделать мощный русскоязычный канал, который был бы международным, и вещал бы на территорию Крыма, Донецка и Луганска, Европы, США и Израиля, который показывал бы прагматично и правильно реальные новости, реальную жизнь в Украине, что у нас происходит».

То есть Зеленский считает, что:

1. Жители ДНР и ЛНР полностью отрезаны от «реальных новостей» об Украине и понятия не имеют, что там происходит на самом деле;

2. В силу своей, вероятно, умственной неполноценности жители Республик не смогут воспринимать эту «правдивую информацию», если она будет предоставляться на украинском языке.

Начнём с того, что 99% людей, живущих в Донбассе, отлично понимают украинский, так как учили его в школах, техникумах и институтах и на протяжении 23 лет смотрели украиноязычное телевидение. Потому сделанное киевским руководством заявление «на мове» об окончании «АТО» (или «ООС») и выводе из Донбасса украинских танков и «Градов» будет воспринято здесь куда лучше, чем объявление о продолжении «борьбы с террористами» и, соответственно, обстрелов наших городов, сделанное на русском языке.

Что же касается «пребывания жителей Донбасса в плену кремлёвской пропаганды» и недоступности для них «правды об Украине» — то нужно понимать, что в 2019 году подобные утверждения являются ничем иным, как полным бредом! Доступ к украинским сайтам, к украинским блогерам (здесь, в отличие от Украины, никакие соцсети не запрещены) и к украинским телеканалам (с помощью того же интернета) имеет подавляющее большинство населения ЛДНР.

Потому, каких конкретно изменений в самосознании жителей ДНР и ЛНР ожидает Зеленский от появления «нового мощного русскоязычного канала», лично для меня является загадкой. Ведь множество различных способов информационного воздействия на Донбасс у Киева имеется и сейчас, вот только жители Республик не отождествляют себя с Украиной не из-за недостатка информации, а потому что эта информация, а главное, реальные действия киевских властей, мягко говоря, никак не способствуют такому отождествлению.

Потому, если новое руководство Украины действительно хочет завершить войну в Донбассе, то ему следует понять, что информационная составляющая не даст никакого эффекта до тех пор, пока она не будет подкреплена объективной реальностью.

Алексей Карпушев