Рост доходов у нас есть, просто он отрицательный. Это вообще нормально?

Рост доходов у нас есть, просто он отрицательный. Это вообще нормально?

  • Рост доходов у нас есть, просто он отрицательный. Это вообще нормально?

 
Президент РФ В. Путин провёл совещание по экономическим вопросам в Кремле. Фото: Алексей Никольский/пресс-служба президента РФ/ТАСС

Часть членов российского правительства откровенно неадекватна и думает только о сохранении своих рабочих мест. Похоже, Путин понимает, что его обманывают, но медлит в поиске тех, на кого он смог бы опереться

 

Путин: «Не может не вызвать беспокойство»

В конце августа 2019 года несколько неожиданно продолжился спор, начатый в июне на ПМЭФ четырьмя официальными столпами русской экономики: Эльвирой Набиуллиной (Центробанк), Антоном Силуановым (Минфин), Андреем Белоусовым (советник) и Максимом Орешкиным (Минэкономразвития). Первые двое выступали сторонниками дальнейшего развития потребительского кредитования, последние считали, что закредитованность уже чрезмерна, и дальнейший рост чреват рецессией и всплеском социального недовольства.

Владимир Путин собрал этих достойных деятелей в своём кабинете, присовокупил к ним Антона Вайно из собственной администрации и спросил, почему это люди в России так плохо живут. Собственно, совещание было посвящено развитию реального сектора экономики, но наиболее резонансным стал именно момент с доходами граждан.

 

Путин на изрядно надоевших мыслителей практически не смотрел, перебирал бумажки, говорил тяжело и словно бы неохотно. Перечислив более-менее приличные по сравнению с предыдущими годами макроэкономические показатели первой половины 2019 года, он сообщил присутствующим: «Несмотря на рост зарплат, реальные доходы людей растут медленно, и такое положение не может не вызывать беспокойство».

 
 

Ответ Орешкина Путину

И вечером того же дня Минэкономразвития выкатило уточнённый вариант своего макропрогноза — исключительно жёсткий документ, показывающий провал всех планов на быстрый рост экономики благодаря выгодной нефтяной конъюнктуре. Даже название документа стало прямой полемикой с Силуановым и Набиуллиной, не раз говорившими о благотворном воздействии потребительского кредитования на покупательскую активность и, как следствие, на экономические показатели. «Российская экономика: под влиянием кредитного цикла» — 18 страниц демонстративного пессимизма, где из ключевых показателей выше планового поднимается, кажется, только один — число граждан, чьи доходы ниже прожиточного минимума. А тот рост реальных доходов, о котором говорил Путин, в 2019 году составит не 1,0%, как предполагалось ранее, а чисто символическое промилле — 0,1%. Прогноз на 2020-21 годы также ухудшен, причём падение инфляции ниже целевого показателя 4,0% (3,8% в текущем году и 3,0% в следующем) Максим Орешкин также считает негативным фактором, свидетельствующем о спаде деловой активности. И главная причина всего этого — «кредитный цикл», ибо, по мнению Орешкина, есть время брать в долг и время отдавать долги, и сейчас наступает второе из этих времён…

Рост доходов у нас есть, просто он отрицательный. Это вообще нормально?

В. Путин. Фото: kremlin.ru

 

Но не будем требовать от Орешкина слишком многого. Максим Станиславович занял нынешний пост после ареста своего предшественника Алексея Улюкаева. Ранее он работал заместителем министра финансов Антона Силуанова и, перейдя в конкурирующее ведомство, спокойно позволил провести налоговую реформу, против которой, несомненно, боролся бы Улюкаев. Но несколько заматерев, Орешкин стал самостоятельной фигурой, что вызвало явное недовольство у многих ветеранов политической орбиты — и за интерес к президентскому креслу его как следует «отлупили», и с заседания Госдумы выгнали за неподготовленность, и президент намекнул на недостаточную компетентность молодого министра. Но Орешкин держится и даже смеет утверждать, что экономика-то голая, что опора на потребление через кредиты — это не рост доходов, а, наоборот, запланированная нищета, что прожекты развития промышленности срываются.

«Путин знает, что правительство врёт»

И отнюдь не питающий к нему симпатии экономист Михаил Хазин в целом поддерживает такую точку зрения:

У нас вообще нет экономического роста. Правительство докладывает Путину, что рост есть, но это враньё. Более того, Путин знает, что это враньё, но не говорит об этом вслух. Потому что если он обвиняет правительство во лжи, то это правительство надо сразу же увольнять. А к этому он пока не готов, альтернативной модели пока нет.

Рост доходов у нас есть, просто он отрицательный. Это вообще нормально?

Жуковский также согласен с этим:

«Доходы населения растут только в отрицательную зону, то бишь падают. Поэтому я вообще не понимаю, кто даёт цифры президенту России, потому что на официальном сайте Росстата страны за первые полгода 2019-го есть оценка динамики реальных располагаемых доходов. И доходы никуда не растут — ни медленно, ни быстро, ни ползком, ни галопом. Они падают. Причём падают на 1,3 процента год к году».

Но что делать дальше? Известный своим радикализмом Хазин предлагает просто отставить всех четверых, после чего «начать разрабатывать программу развития, сравнимую с той, которую организовали Маслюков и Геращенко в 1998-99 годах».

К сожалению, недавняя полупочётная отставка Сергея Глазьева с поста советника президента показывает, что шансов на предложенный Хазиным сценарий практически нет. 

Рост доходов у нас есть, просто он отрицательный. Это вообще нормально?

Некомпетентность правительства России признают, как видим, не только присяжные критики, но, похоже, и некоторые члены этого самого правительства. Нет сомнений, что кадровым вопросом плотно занят и Владимир Путин, в конце концов, в мае 2018 года новый кабмин прямо называли «набором смертников», и в июне он это доказал пенсионной реформой.

Они всё понимают, но добровольно не уйдут. Надо заставить. Но заставлять будут сверху. А наша с вами задача — просто не брать кредиты и побыстрее отдать уже взятые, а то мрачные пророчества Орешкина о рецессии 2021 года и впрямь сбудутся.