Силовой аппарат в России окончательно разложился

Силовой аппарат в России окончательно разложился

На людей в погонах политическая власть оказывает разлагающее влияние, считает Аббас Галлямов

Силовой аппарат в России окончательно разложился

Опричнина. Фото: lemur59.ru

В последнее время заметно увеличивается число скандалов, связанных с коррупцией в рядах силовиков. То генералы крышуют кладбищенский бизнес, то спецназовцы грабят банки во время обысков. Теперь в связи с избиением журналиста Левковича еще ночной клуб Arena by Soho Family нарисовался. Он тоже, как оказалось, «под ФСБ» и все про это давно в курсе.

Вспоминается, как на заре эпохи Владимир Путин уволил Виктора Черкесова за публично высказанную им мысль о том, что «воин не должен становиться торговцем». Жаль, не послушались тогда генерала, сейчас поздно: силовая машина, похоже, разложилась окончательно…

 

Одним из трех основных типов авторитарных режимов – народу с однопартийными и персоналистскими – современная политология считает режимы военные. Важнейшей их особенностью является их временный характер. Совершая перевороты и захватывая власть, хунты обычно сразу декларируют, что пришли лишь на время. Дескать, сейчас быстренько наведем порядок и вернем власть гражданским. Обещание свое они хоть и не всегда, но все-таки, в основном, сдерживают.

В рядах лидеров хунты к моменту принятия решения о возвращении в казармы обычно существуют разногласия: кто-то доказывает, что действительно пора уходить, кто-то утверждает, что уходить рано, поскольку «порядок» до конца пока ещё не восстановлен.

Важнейшим аргументом в устах сторонников сворачивания политической активности является утверждение о том, что на людей в погонах политическая власть оказывает разлагающее влияние. Как сказал глава ВВС Чили и член пиночетовской хунты Фернандо Маттеи: «Если мы не перейдём в ближайшее время к демократии, мы разрушим вооруженные силы сильнее, чем это сделает любая марксистская пропаганда».

 

Пробыв какое-то время у власти, те военные, которые поумнее, видят, что политическая активность приводит к росту разногласий и разрушает единство вооруженных сил. Это нормально для гражданского общества, но совершенно неприемлемо для силовиков, которые должны быть подчинены единой задаче и вертикально-интегрированы. Сильно политизировавшиеся военные к решению боевых задач обычно вообще не способны. То же самое, безусловно, можно сказать и про коммерческую деятельность.

Интересно, в руководстве наших силовиков есть люди, которые осознают, во что под их руководством превратились возглавляемые структуры? Или это только латиноамериканским генералам под силу?

 

Аббас Галлямов – политтехнолог