Умершую в Хургаде невесту-россиянку не хотят везти на родину бесплатно

Умершую в Хургаде невесту-россиянку не хотят везти на родину бесплатно

Двоюродный брат Юлии Акушевой возмущен: он долго не мог пробиться на прием к нашим дипломатам в Египте, а потом понял, что никакой помощи не будет.

В больнице египетского курортного города Хургада Nile Hospital умерла жительница Екатеринбурга Юлия Акушева. Двоюродный брат 41-летней женщины Павел Коршунов сам поехал в Египет, чтобы организовать транспортировку тела на родину. Он очень сильно возмущается равнодушием российских властей к своим гражданам.

«Юля ночью умерла, сейчас будем решать вопрос, как перевезти ее. К сожалению, я побегал тут и ничего не набегал. Если бы она выжила, то я бы увез ее на частном самолете за деньги. Я понял, что российские власти ничем не помогут. Не знаю, для чего здесь все эти дипмиссии», — с досадой сказал журналистам брат умершей женщины.

Всего сутки назад друзья россиянки радовались, что удалось собрать деньги на оплату ее пребывания в египетской клинике.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от Юлия Корелина (@juliakorelina)

Юлия Акушева прибыла в Египет в конце 2020 года вместе со своим женихом, гражданином Великобритании Джейсоном. Поначалу они планировали, прилетев на море 20 декабря, отметить там католическое Рождество и Новый год, а 15 января улететь. Но потом, как объяснили родственники женщины, пара изменила свои планы и решила задержаться в Хургаде — якобы из-за ограничений, которые некоторые страны начали вводить на авиаперелеты из-за коронавируса.

В Россию, как известно, из Хургады и Шарм-эль-Шейха можно было улететь без проблем — с пересадкой в Каире или турецком Стамбуле. Многие россияне воспользовались этой возможностью, чтобы провести новогодние каникулы на Красном море.

Возможно, ограничения, о которых упоминают родственники Юлии, касались Великобритании — родины ее жениха. С ней многие страны (включая, кстати, Россию) временно приостановили авиасообщение, когда стало известно о широком распространении там местного штамма COVID-19, более заразного по сравнению с остальными.

Так или иначе, Юлия «застряла» в Хургаде вместе с Джейсоном. Беды ничто не предвещало, они хорошо проводили время, но внезапно женщине стало плохо. Скорая увезла россиянку в больницу, где врачи сообщили, что у нее произошел инсульт. Обследовав пациентку, они обнаружили опухоль в ее головном мозге.

Довершал страшную картину еще один диагноз — медикаментозный цирроз печени. Этот вид цирроза развивается при длительном приеме тетрациклина, нейролептиков, некоторых гормонов, противогрибковых и противотуберкулезных средств, а также противоопухолевых препаратов.

Родственники Юлии заволновались, когда она на протяжении нескольких дней не выходила на связь и перестала отвечать на звонки и сообщения. Они связались с Джейсоном, который, воспользовавшись переводчиком, рассказал, что у его невесты случился инсульт, ее забрали в реанимацию, и там она впала в кому.

Павел Коршунов сразу же начал предпринимать меры для перевозки сестры на родину. Новость об инсульте, опухоли мозга и циррозе печени грянула для него как гром среди ясного неба: до этого Юлия никогда даже не заикалась о серьезных проблемах со здоровьем. Умудрившись выйти на контакт с египетскими врачами, брат россиянки понял, что они просто поддерживают ее состояние и не проводят ни лечения, ни даже дополнительной диагностики.

Коршунов наивно полагал, что родное государство поможет ему перевезти сестру домой, — но не тут-то было. Чтобы МЧС РФ отправило за ней специальный борт с медиками, нужна отмашка из МИД РФ. Получить ее Павел пытался, отправившись в российское консульство в Хургаде. Там его встретили наглухо запертые двери.

Умершую в Хургаде невесту-россиянку не хотят везти на родину бесплатноРоссийская дипмиссия в Хургаде. Павел Коршунов / E1.RU

«Сидят охранники, говорят, ничего не дождусь, нужно писать официальное обращение на сайт. Я написал, объяснил ситуацию, ответа электронного не приходило. Еще раз заехал в посольство, никого не нашел. На прием попасть не могу, телефоны не отвечают, круглосуточной связи для помощи гражданам нет, на домофон в здании посольства не отвечают, консульство закрыто», — рассказывал Коршунов.

Понимая, что качество медицины в Египте оставляет желать лучшего, а в состоянии комы и с диагнозами Юлии нельзя терять времени, Павел начал организовывать платную транспортировку.

Нанять тот самый спецборт МЧС, который по распоряжению МИДа мог бы доставить россиянку в Москву бесплатно, стоит 50 тысяч долларов — около 4,5 млн рублей. «МЧС выделяет борт платно, они, грубо говоря, просто дают самолет в аренду», — пояснил Коршунов. Еще 700 тысяч рублей стоят услуги оперативной группы медиков для сопровождения.

Умершую в Хургаде невесту-россиянку не хотят везти на родину бесплатноСпецборт МЧС для перевозки пациентов. Фото: E1.RU

Судя по комментарию, который дал екатеринбургскому порталу E1.RU исполнительный директор Уральской ассоциации туризма Михаил Мальцев, у Юлии Акушевой могло не быть медицинской страховки — или же полис не предполагал оплаты услуг по транспортировке на родину.

«Всем, кто имеет проблемы со здоровьем, уже в возрасте, тем, кто отправляется в страны с плохой медициной, мы советуем приобретать расширенную страховку. В подобных ситуациях она может решить вопросы с транспортировкой. В такую страховку можно включить все риски, которым человек подвергается на отдыхе, в том числе и экстремальные», — пояснил Мальцев.

Родные и друзья Акушевой начали собирать деньги в соцсетях. Предполагалось, что вечером 21 февраля в Хургаду прибудет бригада российских медиков, которая обследует женщину на предмет возможности транспортировки. «Соответственно, в понедельник (22 февраля) может быть запланирована первичная операция, чтобы Юлию можно было поднять в воздух и вернуть в Россию», — рассказывал Павел.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от Юлия Корелина (@juliakorelina)

Однако днем 22 февраля Коршунов сообщил журналистам, что накануне ночью, с воскресенья на понедельник, Юлия умерла.