Варшава готовит против Украины «дубину» Волынской резни

Алексей Ткачук

Варшава готовит против Украины «дубину» Волынской резни

11 июля Речь Посполитая отмечала Национальный день памяти жертв геноцида граждан Польской Республики, организованного украинскими националистами. Связан он с событиями, известными под общим названием Волынской резни. Год назад отмечалось 75-летие трагедии, и тогда юбилейные мероприятия проводились с размахом. В частности, президент Анджей Дуда приехал на Волынь. Глава государства посетил траурную мессу в луцком костеле, также было возложение венков на сельском кладбище и выступление Дуды, растиражированное затем в СМИ по обе стороны польско-украинской границы.

В этот раз все проходило гораздо скромнее. В частности, президент возложил венок к памятнику жертвам Волынской резни в Варшаве, а на церемонии у Могилы неизвестного солдата его представлял шеф канцелярии Блажей Спихальский. Вместе с тем происходящее не означает, что теме массовых убийств поляков стали придавать меньше значения или о ней забыли. Нет, все совершенно наоборот.

Напомню, каким было начало 2019-го в разрезе отношений между Варшавой и Киевом. В середине января Конституционный суд Польши вынес решение по поводу поправок к закону об Институте национальной памяти, согласно которым вводилась уголовная ответственность за отрицание преступлений украинских националистов. Поправки признали не соответствующими основному закону и неотрегулированными юридически.

В Киеве новости из Конституционного суда встретили с большим энтузиазмом: радовался Климкин, радовался Вятрович, радовались обслуживающие режим журналисты и блогеры. Больше всех восторгался Порошенко. Часа не прошло, как он поблагодарил в «Фейсбуке» Анджея Дуду, передал приветствие Конституционному суду и заявил о дальнейшем укреплении украинско-польского партнерства.

Несмотря на всю показушную эйфорию, было понятно: это еще не конец, и не начало конца, и даже не конец начала. Так и случилось. В первые дни мая законодательная комиссия сената обратилась к Институту нацпамяти с просьбой уточнить термин «украинские националисты». 25 июня польские СМИ сообщили о том, что предложено новое определение — «члены украинских националистических организаций, в том числе ОУН и УПА». В сенате с ним согласились, и закон о поправках теперь направлен на второе чтение. Вероятность его принятия почти стопроцентная.

История с поправками и уточнением терминов — не единственный пример того, что отношение Польши к Волынской резне сводится к девизу «Не забудем! Не простим!». 19 июня в Варшаве состоялось первое награждение медалью Virtus et Fraternitas («Честь и братство»). Вручают ее тем, кто спасал поляков в период с ноября 1917-го по июль 1990-го. Точно так же Израиль чествует людей, приходивших на выручку евреям в годы Второй мировой войны, поэтому Virtus et Fraternitas часто представляют польским аналогом медали «Яд ва-Шем».

Из рук Анджея Дуды награду получила старушка в платочке, известная в Речи Посполитой как баба Шура. Это Александра Васейко из села Сокол Любомльского района Волынской области. Ей семьдесят три, и во время Волынской резни родители бабы Шуры помогали полякам прятаться в лесу. Несчастных все-таки убили, но отец обозначил место захоронения, вырезав на деревьях кресты. Уже в наши дни Александра Васейко указала, где находятся безымянные могилы.

О награждении бабы Шуры рассказывало польское телевидение и писала Gazeta Wyborcza — одно из ведущих изданий страны. На Украине тему осветили несколько региональных изданий, что, в общем-то, неудивительно: в «незалежной» Волынскую резню предпочитают обтекаемо называть трагедией, а причастность к ней бандеровцев отрицают изо всех сил.

Параллельно с описанными выше событиями «волынским» делом занимался Институт национальной памяти. Здесь необходимо небольшое пояснение. Очень часто данное учреждение именуют «польскими вятровичами», сходство верно лишь отчасти — директору украинского ИНП подобный размах даже не снился! Институт Речи Посполитой не только определяет историческую политику государства, занимается поисковыми работами, выпускает книги или снимает фильмы, у него имеется собственная прокуратура, которая продолжает терроризировать сотрудников органов госбезопасности ПНР. Против двоих из них недавно выдвинули обвинение. Прокуроры считают, что неназванные офицеры довели до самоубийства активиста «Солидарности». Случилось это в далеком 1982 году, но отставных чекистов мучают до сих пор.

Также Институт нацпамяти ведет следствие по Волынской резне. Занимается им Главная комиссия по расследованию преступлений против польского народа. В начале июня она объявила о поисках жертв и свидетелей преступлений боевиков ОУН-УПА, совершенных в Волынском воеводстве. Телефонные звонки и письма начали поступать уже в первые дни. Через месяц председатель комиссии прокурор Яцек Новаковский заявил, что реакция граждан превзошла самые смелые ожидания.

4 июля обращение Института национальной памяти появилось на сайте посольства Польши в Киеве. Если бы не скандал вокруг несостоявшегося телемоста между Украиной и Россией, эта новость, пожалуй, стала бы одной из главных. Примечательно и то, что объявление адресовано жителям «незалежной». Их просят поделиться сведениями о злодеяниях бандеровцев, которые в «майданную» пятилетку были возведены в ранг национальных героев. Потому-то государственное агентство «Укринформ» и написало «о поисках «пострадавших лиц и свидетелей геноцида», якобы совершенного в период 1939–1945 годов членами ОУН-УПА».

Впрочем, не стоит думать, что будто бы после сбора и изучения показаний свидетелей в Польше выпишут ордера на арест волынских убийц. Сами прокуроры упоминают о возможности предъявления обвинений конкретным лицам, но не более. Да и само следствие длится почти два десятилетия. За прошедшее время опрошены 3500 человек, а материалы дела уже составили 225 томов. Периодически польские националисты упрекают власти своей страны в мягкотелости и потакании украинской стороне. Самые же горячие головы обвиняют официальную Варшаву в попытках оправдать преступников из ОУН-УПА.

Разумеется, это не так. Просто для Польши Волынская резня стала инструментом давления на Украину. Посмотрим внимательно, как отмечалось 11 июля в нынешнем году и что говорили большие варшавские начальники.

Так, государственное Polskie Radio выпустило в эфир архивную запись с Вацлавом Гонсеровским. Подростком он стал свидетелем массовых убийств и сумел выжить в кровавом кошмаре. В программе хватало жутких подробностей о том, как людей распиливали живьем, убивали беременных женщин и сажали на кол детей. Одним из палачей оказался паренек, с которым герой передачи вместе ходил в школу. Прочие СМИ тоже много писали о резне, заодно подсказывая, где в интернете можно найти нашумевший фильм «Волынь» — там зверств тоже с избытком.

А высокопоставленные политики гнули свою линию. Маршал сената Станислав Карчевский заявил: мы послы Украины в ее стремлении вступить в ЕС и НАТО, но с Бандерой на флаге она в Евросоюз не попадет. Тут практически слово в слово повторяется, то, что несколько лет назад Ярослав Качиньский сказал Петру Порошенко.

В свою очередь сенатор Ян Жарынь затронул тему захоронения жертв Волынской резни и пригрозил: пока Киев создает препятствия данному процессу, нормальных отношений с Варшавой он не дождется. Президент Дуда также вспоминал о могилах, куда могут приехать потомки и зажечь свечку. Сохранение памяти о Волыни он назвал условием добрососедских отношений с Украиной.

Перед нами если не откровенный шантаж, то сильный прессинг. В 2016-м Польша официально признала резню, устроенную националистами, геноцидом. Через несколько месяцев «незалежная» наложила мораторий на поисковые и эксгумационные работы. Варшава не раз поднимала вопрос его отмены. Теперь она требует этого в еще более категоричной форме. Если Киев пойдет на уступки, то давление продолжится и украинские власти начнут склонять к официальному покаянию за Волынскую резню. В результате возобновление эксгумации откроет для Речи Посполитой широкие возможности — дальше можно говорить о компенсациях потомкам жертв, а то и о реституции собственности.

На заявления, сделанные в Польше 11 июля, Украина ответила комментарием МИДа. Ведомство министра Климкина однозначно и решительно осудило преступления против мирного населения. Одновременно оно выступило против однобокой и политизированной оценки событий 1943–1944 годов со стороны польских политиков и дипломатов.

Это была единственная реакция Киева на отмечавшуюся в Польше памятную дату. Новый президент страны данную тему полностью игнорирует, хотя Дуда в своем выступлении обращался именно к нему. Неизвестно, есть ли вообще у Зеленского представление о Волынской резне, понимает ли он, о чем речь. Незнание истории не освобождает его от ответственности и рано или поздно решение по мораторию на эксгумацию придется принимать. Ну а Польша свой прессинг ослаблять не будет, в этом сомневаться не приходится.

 

Источник