Очередная «реформа здравоохранения» оказалась ошибкой

Очередная «реформа здравоохранения» оказалась ошибкой

Вице-премьер Татьяна Голикова заявила на днях, что оптимизация здравоохранения нанесла немалый ущерб всей медицинской системе и теперь чиновники намерены «вернуться назад».

Но как восстанавливать то, что уже давно было разрушено? За чей, простите, счет? «Оптимизаторов»? На какие изменения могут рассчитывать жители страны?

Недавно Центр экономических и политических реформ опубликовал данные, которые могут шокировать любого, даже очень далекого от медицины человека.

В 2000 году в России работало 10 700 медицинских учреждений. Сегодня их осталось чуть больше 5000. Каждый год закрывается 353 больницы. Эксперты говорят, что если в медицинской отрасли ничего не изменится, то через четыре года в стране можно будет насчитать всего около 3000 больниц. Примерно столько же медучреждений было в царской России в 1913 году.

Вот одно из сообщений, полученных нами в минувшем октябре. В Новокузнецке о закрытии больницы №22 не только пациенты, но и сами врачи узнали из социальных сетей!

В понедельник утром медики, как обычно, пришли на работу и с удивлением обнаружили, что отменены прием посетителей, операции и процедуры. Никто толком не знал, что им теперь делать и куда отправлять пациентов.

Рязань, начало ноября. По городу прошел слух, что в 11-й больнице собираются уволить ортопедов и закрыть травмпункт, а на его месте сделать отделение пластической хирургии. Вот только жителям микрорайона Дашнево-Песочное оно не нужно — не так уж много среди обитателей рабочих многоэтажек желающих срочно исправить свое лицо, зато пациентов с ранами и ушибами всегда хватало. Теперь этим людям придется трястись битый час в автобусе, идущем в соседний район.

Москва. «В больнице из трех хирургических отделений закрываются два, из восьми терапевтических закрываются пять, та же участь у каждой второй урологии, гинекологии и травматологии. Никто ничего не объясняет. Количество поступающих пациентов не меняется, и сейчас нам придется принимать в одном отделении тех, кого раньше мы принимали в трех. Где будут лежать больные, я не знаю. Их просто некому будет лечить», — рассказывал в самый разгар реформ врач столичной больницы №7 Максим Гаврилов.

Такие отчаянные послания одно за другим появляются вот уже восемь лет — именно столько официально идет реформа здравоохранения. Но сами чиновники, казалось, были довольны и докладывали о впечатляющих результатах своего нововведения.

«Менее чем за восемь лет в нашей стране была выстроена многоуровневая система здравоохранения. Теперь независимо от места проживания каждый человек имеет возможность получить своевременную медицинскую помощь современного качества. В итоге у нас почти на 37 тыс. увеличилось число коек дневного стационара, выросло на 1,7 млн число пролеченных пациентов в них, в 1,7 раза возросла оперативная активность в дневных стационарах. Иными словами, никто не остался и не останется без помощи», — говорила на Гайдаровском форуме в январе 2017 года министр здравоохранения Вероника Скворцова.

Многим тогда показалось, что рассказывала она о какой-то другой стране.

ПРЕЗИДЕНТ ПРИШЕЛ НА ПОМОЩЬ

Когда люди уже устали просить о помощи, а медики замучились ходить на акции протеста, поддержка неожиданно пришла из Кремля. В своем послании Федеральному собранию весной 2018 года президент Владимир Путин затронул тему закрытия сельских медучреждений.

«За последние годы была проведена оптимизация сети лечебных учреждений. Это делалось для того, чтобы выстроить эффективную систему здравоохранения. Но в ряде случаев административными преобразованиями явно увлеклись: начали закрывать лечебные заведения в небольших поселках и на селе», — заметил он.

Президент подчеркнул, что чиновники не предложили никакой альтернативы пациентам: «Оставили людей практически без медпомощи, ничего не предлагая взамен. Совет один: «Поезжайте в город — там лечитесь!» Это абсолютно недопустимо, хочу сказать. Забыли о главном — о людях. Об их интересах и потребностях. Наконец, о равных возможностях и справедливости».

Это был первый раз, когда глава государства критиковал оптимизацию медицины в России. И вот на днях о своем недовольстве реформой заговорила вице-премьер Татьяна Голикова.

«Традиционные возможности, которые предоставлялись нашим гражданам, пусть даже в усеченном объеме, к сожалению, с оптимизацией были во многих регионах утрачены. Сейчас возвращаемся назад», — заявила она.

Но не сама ли Татьяна Алексеевна в ранге министра здравоохранения и соцразвития до 2012 года приложила руку к запуску реформы? Ведь это была попытка исправить ее ошибки на посту министра.

ЛЮДИ В БЕЛЫХ ХАЛАТАХ ВЕРНУТСЯ НА СЕЛО

Похоже, в деревнях и поселках возродятся фельдшерско-акушерские пункты и врачебные амбулатории. Предполагается организация выездных мобильных бригад в сельской и удаленной местности, где проживает небольшое число людей.

Региональные больницы практически убила страховая система, когда деньги следуют в лечебное учреждение вслед за пациентом. Логика чиновников заключалась в том, что если будет много пациентов, то появятся и деньги. Это должно было стимулировать конкуренцию между поликлиниками и больницами. Но какая может быть конкуренция, если в населенном пункте живет какая-то тысяча человек!

И даже если их всех правдами и неправдами заманить на лечение, достойное финансирование сельские жители не обеспечат. Поэтому районные больницы влачили жалкое существование, а потом закрывались как неэффективные. Получился замкнутый круг: недостаток больных приводит к ликвидации медучреждений, а это способствует еще большему «вымиранию» глубинки.

Эксперты говорят, что для того, чтобы изменить ситуацию, надо менять систему страхования, а к этому, похоже, никто еще не готов. Поэтому Минздрав обещает пока всего лишь вернуть маленькие медпункты, которые раньше были в каждой деревне, и обеспечить доставку людей в медучреждения.

Вице-премьер заявила и о том, что государство постарается сократить число платных услуг, которые больницы вынуждены навязывать пациентам. Происходит это по причине неэффективности Фонда ОМС.

Например, провести один анализ крови стоит около 300 рублей, а по страховке поликлиника получает за него 70-100  рублей. Восполнять разницу приходится, увеличивая количество предоставляемых пациентам платных услуг. В результате за последние пять лет доходы частных клиник увеличились в 4 раза. Так на кого работают реформы — на пациента или на владельцев коммерческих заведений?

О том, как именно правительство собирается сокращать число платных услуг, Татьяна Голикова говорит расплывчато.

«С одной стороны, развивая системы оказания медицинской помощи внутри учреждения, создавая электронные сервисы. С другой стороны, расширяя предоставление бесплатных услуг за счет привлечения кадров, переоснащения поликлиник и больниц, нового строительства и модернизации», — заявила она и добавила, что изменений к лучшему не следует ждать слишком быстро. Только в следующем году начнутся первые подвижки, а когда все население страны сможет увидеть результаты проведенной «работы над ошибками», чиновница так и не сказала.

Очередная «реформа здравоохранения» оказалась ошибкой

МЕЖДУ ТЕМ

Вероятно, россиян ждет еще одна проблема. На российском рынке может возникнуть дефицит медицинских изделий. Об этом заявили руководители Союза «Медицинские ресурсы», объединяющего производителей медицинской техники и материалов, в том числе томографов и рентгеновских аппаратов, имплантов и различных «расходников».

В письме вице-премьеру Татьяне Голиковой бизнес предупреждает, что может не успеть перерегистрировать свою продукцию. Это необходимо в связи с созданием единого рынка в рамках стран — членов ЕАЭС. В среднем процедура должна занимать полтора-два года. Но статистика Росздравнадзора говорит, что на деле на это потребуется около 20 лет и все эти годы страна будет жить без своей медтехники.

В это же время Минпромторг внес в правительство предложение о расширении перечня импортных товаров, запрещенных к закупке государственными медучреждениями. Речь шла о самых востребованных вещах: композитных пломбировочных материалах, пробирках, тест-полосках для глюкометров, клейких перевязочных материалах, эндопротезах суставов, искусственных хрусталиках глаз и аппаратах лучевой терапии.

Правда, Татьяна Голикова этот документ пока не подписала и отправила на доработку. А врачи уже говорят о том, что чиновники, кажется, специально создают грандиозные проблемы в отрасли, чтобы потом их героически разруливать. Зачем-то им это надо…