Судьбу зараженного уссурийским полиграфом леса решит Минприроды Алтайского края

Решение о том, проводить ли массовые санитарные рубки в двух районах Алтайского края ради борьбы с уссурийским полиграфом, остается за региональным Министерством природных ресурсов и экологии. Об этом «Банкфаксу» сообщили в Управлении Россельхознадзора по Алтайскому краю и Республике Алтай. В ведомстве утверждают, что выбор стратегии борьбы с вредителем – это задача министерства, но отмечают, что альтернативных способов пока нет.

В Управлении сообщили в ответ на запрос ИА «Банкфакс», что окончательное решение о назначении рубок остается не за ними, а за Минприроды региона, которому уже передали все необходимые документы для выработки мер по локализации и ликвидации очагов полиграфа. Вообще, по словам сотрудников Россельхознадзора, законодательство предусматривает несколько видов мероприятий по борьбе с опасным вредителем, и рубка деревьев, заселенных полиграфом – только один из них. Что до возможностей уничтожения паразита путем применения различных препаратов, то в Управлении отмечают, что такой альтернативы на сегодня нет: в настоящее время в государственном каталоге пестицидов и агрохимикатов, разрешенных для применения в РФ, нет ни одного препарата для борьбы с полиграфом уссурийском.

В Управлении также отметили, что установление карантинных зон и карантинного фитосанитарного режима в очагах распространения вредителя – необходимая мера, чтобы сдержать его. Полиграф уссурийский опасен не только тем, что повреждает деревья. Растения могут пытаться противостоять насекомому, но он еще и является переносчиком фитопатогенного гриба Grosmanniа aoshimaе. В результате растение-хозяин инфицируется грибным возбудителем, и на месте инфицирования развивается некроз. В случае, если дерево и дальше заселяется вредителем, то ствол оказывается окольцованным некрозами, а растение-хозяин теряет способность противостоять инфекции и вскоре становится полностью заселенным уссурийским полиграфом и погибает, а из него затем разлетается новое поколение опасных насекомых.

Как сообщалось ранее, Управление Россельхознадзора по Алтайскому краю и Республике Алтай ввело в Красногорском и Кытмановском районах Алтайского края карантин из-за выявления очагов уссурийского полиграфа – вредителя, уничтожающего пихты. Соответствующие приказы ведомство издало 16 июля на основе заключений карантинной фитосанитарной экспертизы ФГБУ «Центральная научно-методическая ветеринарная лаборатория». Общая площадь карантинных зон составила 4090 га и 4710 га соответственно. В соответствии с программами локализации очагов и ликвидации популяции уссурийского полиграфа в двух упомянутых районах, правообладатели лесных участков, которые затронули фитосанитарные зоны, должны обследовать все лесные насаждения на предмет наличия вредителя. В случае его обнаружения конкретное дерево нужно либо обеззаразить, либо переработать, либо уничтожить. Иные правила установлены в самом очаге полиграфа, коим считается зона в радиусе метра вокруг единичного зараженного дерева и 100 м – вокруг группы зараженных деревьев, стоящих рядом. Там в соответствии с программой нужно уничтожить посадочный материал (сжечь или переработать в опилки), а также вырубить и сжечь зараженные деревья (в отдельных случаях их можно закопать). Допускается также переработка лесоматериалов, но так, чтобы вредитель гарантированно был уничтожен. Массовые рубки должны пройти в ближайшее два года.

Перспектива применения этих мер вызвала вопросы и у специалистов Центра защиты леса (ЦЗЛ) Алтайского края (филиал ФБУ «Российский центр защиты леса»). По их данным, в крае вообще нет активных очагов уссурийского полиграфа. Есть лишь один статичный очаг в Горно-Колыванском лесничестве площадью 4,2 тысячи га, который бушевал в 2018 году, но сейчас его площадь не увеличивается, а интенсивность усыхания деревьев ежегодно снижается сама собой. Дело в том, что ведомства по-разному трактуют понятие очага: для ЦЗЛ это должно быть такое развитие ситуации, когда под воздействием высокой популяции полиграфа идет существенное увеличение площади и интенсивности усыхания леса. При таком сценарии, как правило, за один вегетационный сезон происходит кратное увеличение площади усыхания лесов, притом оно носит тотальный характер. Россельхознадзор же регистрирует очаг даже при единичном присутствии вредителя.

В ЦЗЛ отмечают, что на сегодняшний день полиграфом заселены практически все пихтовые насаждения в Алтайском крае. Более того, под удар вредителя попадает и кедр. В этой связи проведение рубок видится специалистам вообще лишенным всякого смысла. Сотрудники Центра даже заявили, что рубки, «назначенные» Россельхознадзором, не предусмотрены лесным законодательством, а их проведение будет прямым нарушением всех действующих нормативных актов.

Управление Россельхознадзора по Алтайскому краю и Республике Алтай со своей стороны ссылается на федеральный закон «О карантине растений». Впрочем, в нем напрямую не сказано о необходимости рубок. В документе указывается, что в первую очередь должен быть уничтожен или обезврежен вредитель. Уничтожение подкарантинной продукции производится по выбору собственника.